Loading...

Як регламентний комітет захистив Дейдея і Довгого

Два ляпаси для Луценка

«Ви перетворили їх (депутатів – ред.) в кактусів, яких не можна чіпати, бо ви на комітеті, не виносячи питання до Верховної Ради, вирішили, що ви знаєте крутіше закони, ніж всі інші. Ви – не суд. Ви тут повинні просто робити технічні речі – передавати ці документи на розгляд до зали Верховної Ради. Зате ви … Ідіть уже до спонсорів », – ці слова обурення генерального прокурора Юрія Луценка на адресу в.о. глави регламентного комітету Павла Пинзеника цілком можуть слугувати ілюстрацією до  боротьби, яка розгорнулася між парламентським комітетом і ГПУ за депутатську недоторканність шести героїв першого тижня липня.

У понеділок, 3 липня Верховна Рада почала процес розгляду подань на зняття недоторканності з шести народних депутатів. Під приціл прокуратури і НАБУ потрапили Євген Дейд і Максим Поляков з «Народного фронту», радикал Андрій Лозовий, Борислав Розенблат з фракції БПП, представник Опозиційного блоку Михайло Добкін і Олесь Довгий з групи Воля народу. Першими профільний комітет розглядав справи Дейдея і Довгого. Подробиці – в матеріалі РБК-Україна.

Раунд первый – Евгений Дейдей

Суть претензий к Дейдею – дело о возможном незаконном обогащении на более чем на 4 миллиона гривен самого народного депутата и его жены. Первый раунд из шести (если считать по количеству фигурантов этой недели) генпрокурор Луценко проиграл. Комитет признал представление на Дейдея необоснованным, и потому, вернул его на доработку в генеральную прокуратуру. Решение комитета Луценко прокомментировал в свойственной себе эксцентричной манере.

А начиналось все совсем иначе. Еще до начала заседания комитета генпрокурор излучал уверенность, что решение будет положительным и уверял, что в подавляющем большинстве комитет и парламент разрешение на снятие неприкосновенности давали. «Статус неприкосновенности давно пора снять. Это феодальный, постсоветский рудимент. Эти походы занимают время и у депутатов, и у меня», – заявил Луценко за десять минут до начала заседания.

В ходе же заседания генпрокурор сообщил, что досудебным расследованием уголовного производства установлено, что при документально подтвержденном доходе народного депутата Дейдея и его жены за период с июня 2009 по декабрь 2016 в размере 1 миллион 440 тысяч 705 гривен, нардеп приобрел в общую совместную собственность активов на сумму 6 миллионов 393 тысячи 993 гривны 6 копеек.

Собственно, это и есть основная претензия ГПУ. Луценко отметил, что этот факт подпадает под признаки преступления, предусмотренного статьей 368-2 Уголовного кодекса «незаконное обогащение». Кроме этого, Дейдея обвиняют в совершении фиктивного займа в 3,5 миллиона гривен у днепропетровского бизнесмена и помощника депутата от НФ Дениса Дзендзерского – Игоря Линчевского.

Цель сделки, по словам прокуроров, «отмыть» фактическое наличие активов в более чем 6 миллионов гривен. Генпрокуратура представила на комитете ряд аудио- и видеозаписей, фигурантом которых выступает заемщик семьи нардепа Линчевский. В частности, это и разговор самого Дейдея с бизнесменом.

Так, по словам Луценко, в одном из разговоров Линчевский подтвердил, что не знает жену Дейдея, которой «он якобы давал средства». Также был опубликован фрагмент видеозаписи допроса Линчевского в НАБУ. Вокруг темы с то ли фиктивным, то ли реальным займом на заседании развернулся целый спектакль.

«Здесь часто упоминается фамилия Линчевского. Он сейчас находится в пути и во втором часу дня будет здесь. Он хочет прийти сюда», – заявил Дейдей.

Невооруженным глазом было заметно, как и.о. главы комитета Павел Пинзеник подыграл Дейдею и предложил таки заслушать Линчевского. «Нет возражения, чтобы упоминавшийся здесь господин Линчевский, очевидно на нем все сошлось, прибыл на заседание комитета? Если нет предостережений…», – продолжил Пинзеник.

«Простите, с каких пор? У нас что, суд происходит?» – перебил его ошарашенный такой новостью генпрокурор.

Пинзеник не стал молчать. «Юрий Витальевич, при всем уважении, комитет сам определяет свою повестку дня», – сказал руководитель комитета.

«Вам не кажется, что вы перебираете на себя полномочия суда? На каком основании вы его вызываете, сошлитесь на статью, обоснуйте!», – не унимался Луценко.

«Подобный характер поведения генпрокурора с Верховной Радой может трактоваться как давление. Юрий Витальевич, при всем уважении комитет сам определяет порядок своей работы. Если для нас это важно – для определения нашего отношения к представлению Генерального прокурора, мы будем заслушивать», – продолжал парировать Пинзеник.

Страсти между двумя политиками (а Луценко не перестал быть политиком даже на должности генпрокурора) накалились до той степени, что уже после заседания возмущенный Луценко вслух намекнул о некоем «спонсоре» и.о. главы регламентного комитета. Нетрудно догадаться, что глава ГПУ подразумевал одного из спонсоров и лидеров партии «Народный фронт» – Николая Мартыненко, который также находится под пристальным вниманием НАБУ. Еще совсем недавно Пинзеник работал у Мартыненко помощником.

Но, вернемся к процессу – возражения Луценко против заслушивания свидетеля оказались напрасными. Уже через несколько минут народный депутат от Радикальной партии Олег Куприенко зачитывает стать. 220 регламента Верховной Рады, в которой говорится о том, что по ходатайству фигуранта представления на комитет могут быть приглашены свидетели.

Линчевский на заседании появился, но его показания, к удивлению Луценко, кардинально отличались от тех, которое бизнесмен давал в НАБУ.

Оправдания депутата и вердикт коллег по парламенту

Сам Дейдей назвал это дело давлением на него и пиаром прокуратуры. «Самой большой проблемой этого всего, Юрий Витальевич, является господин Углава (первый заместитель главы НАБУ, – ред.), который является непосредственным моим врагом… И вы знаете, как в Одессе мы боролись с грузинской мафией. И вы знаете, как оттуда выгоняли Сакварелидзе палками. И я держал гражданскую позицию в Одессе и не давал ему (Саакашвили – ред.) возможности разграбить Одесскую область со своей грузинской мафией. И сейчас, когда мы их оттуда выгнали, сейчас получается такая расправа? На самом деле так не должно быть, Юрий Витальевич. Грузины не должны править у нас в стране», – заявил Дейдей.

Через полчаса перерыва комитет уже вынес решение, которое было и так понятно. Депутаты решили, что представление Генпрокуратуры не достаточно обоснованное, а выводы следствия основаны на предположениях. По завершении заседания генеральный прокурор обвинил членов комитета в том, что они покрывают Дейдея.

После такого решения комитета в прокуратуре допустили, что отныне депутаты и чиновники будут реализовывать схемы, когда для отмывания незаконных доходов будут фиктивные займы. «Я могу публично искать человека, который мне одолжит на дом в Конча-Заспе какие-то средства, чтобы это не было незаконным обогащением», – иронизировал глава Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий.

В прокуратуре заверили, что проведут дополнительные допросы Игоря Линчевского и повторно внесут представление в парламент, хотя не исключают, что процесс будет затягиваться.

Пока же Дейдей вышел сухим из воды – депутаты из регламентного комитета отбили коллегу от нападок явно плохо себя чувствующему без громких арестов и посадок генпрокурора. И, как показал следующий день, Луценко проиграл не только в деле Дейдея.

Раунд второй – Олесь Довгий

«Защищаться буду законно, как и каждый человек, – в суде. За неприкосновенность не держусь. Говорил это неоднократно. Как политик и человек буду в этом последователен» – гордо выступил перед собравшимися на заседание регламентного комитета во вторник журналистами народный депутат и один из руководителей группы «Воля народа» Олесь Довгий. Фигура неоднозначная и даже одиозная в украинском политическом ландшафте.

Потому рассмотрение его вопроса вызвало больше интереса со стороны СМИ, чем заседание по Дейдею днем ранее. Неизменным было другое – как и в деле Дейдея, от прокуратуры зачитывать представление о снятии иммунитета пришли лично Луценко и Холодницкий. Они с собой «прихватили» и следователя.

– Это – дело о земельных махинациях, которые привели к потере киевской общиной колоссального количества земли, – начинает Генпрокурор и пересказывает детали уголовного производства.

По версии следствия, в 2007-2009 годах, когда Довгий был секретарем Киевского городского совета, он, вместе с другими столичными чиновниками, обеспечил на внеочередной сессии Киевсовета 1 октября 2007 года выделение 100 гектаров земли на территории заказника «Жуков остров». Само выделение якобы происходило с нарушением регламента горсовета. Получил же эти земли кооператив «Технолог». Таким образом, считают в прокуратуре, были нанесены убытки почти на 82 миллионов гривен. Все эти факты, по словам Луценко, были изучены Высшим хозяйственным судом в 2011 году, который признал незаконность передачи земли.

– Мы считаем, что у нас достаточно собранных материалов для того, чтобы выдвинуть подозрение действующему народному депутату Довгому, – заключает Луценко. – Прошу разрешить…вернее принять решение о вынесении на сессию для дачи разрешения на привлечение Олеся Станиславовича Довгого к уголовной ответственности.

Лучшая защита – нападение

Приводя доводы в свою защиту, Довгий использует давний, но безотказный прием размывания ответственности. Говорить, что решение по Жукову острову принимал не он лично, а депутаты Киевсовета, и что он не может нести ответственность за решение коллегиального органа. Далее фигурант пытается перевести разговор в политическую плоскость.

– Я был неоднократно обвинен в том, что протянул решение о назначении Юрия Витальевича Луценко генеральным прокурором Украины без юридического образования. Я голосовал, я каюсь, но не несу ответственности, поскольку это наше коллегиальное решение, – «троллил» Луценко нардеп.

При этом Довгий «забывает», что перед назначением генпрокурора парламент принял изменения в законодательство, которые позволяли человеку без высшего юридического образования возглавить Генпрокуратуру. Тогда из 19 членов группы «Воля народа» 14 отдали голоса «за». Среди них был и Довгий.

Еще одним аргументом в свое оправдание нардеп называет то, что якобы не знает лично людей, с которыми, по версии следствия, договорился о выделении земли.

После критики обвинений против него Довгий делает неожиданное заявление: просит проголосовать комитет «за» данное представление.

– Предоставьте возможность мне раз и навсегда поставить точку на этих спекуляциях в судебном порядке. Дайте мне возможность прийти к той инстанции, где не принимаются лайки с фейсбука, где не принимаются доказательствами интернет-статьи, и где популизм не является причинно-следственной связью для возбуждения уголовного дела, – говорит он.

Но он снова «забывает», что в представлении прокуроры просят только привлечь Довгого к уголовной ответственности. Для его задержания или осуждения необходимы отдельные представления.

– Давайте голосовать. Две стороны соглашаются, – улыбаясь говорит нардеп от БПП Павел Кишкарь.

Но адвокат Довгого Петр Бойко, который также защищает экс-нардепа Николая Мартыненко по делу «Восточного горно-обогатительного комбината», вопреки словам своего клиента, наоборот просит не поддерживать представление. Своими заявлениями они «спутывают карты».

Неоднозначную критику по представлению выразил и.о. главы регламентного комитета Павел Пинзеник. Мол, регламент нарушается и рядом других коллегиальных органах, в том числе и парламентом. Кроме того, Пинзеник критикует генпрокуратуру, что в материалах представления нет приложений, в которых и раскрываются детали материалов дела. На это Луценко парирует – каждый депутат, если хочет, может получить к ним доступ.

После вопросов-ответов комитет уходит на перерыв, после которого должно состояться обсуждение самого представления. Но через 20 минут члены комитета возвращаются и сразу переходят к принятию решения. Комитет единогласно признает наличие недостатков в представлении, но одновременно направляет его спикеру парламента Андрею Парубию.

Выучив имиджевый урок «понедельника имени Дейдея» Пинзеник сотоварищи решили уклониться от какого-либо решения, чтобы снова не стать объектом едкой критики генпрокурора, который в этом знает толк. Направив представление по Довгому в президиум Рады, комитет при этом не признал правоту ГПУ. Другими словами – переложил ответственность и вывел себя из-под удара. А это значит, что Луценко снова проиграл. Снова депутатам, и снова из-за неприкосновенности.

После двух проколов с Дейдеем и Довгим тема «мелкооптового» лишения депутатов их неприкосновенности меняет формулировку. Если еще в воскресенье вечером можно было гадать «лишат ли всех?», то уже сегодня в пору задаться вопросом, сможет ли генпрокуратура добиться снятия иммунитета хотя бы с одного избранника из шести.

В среду, 5 июля Луценко и Пинзеник снова встретятся в том же месте. На этот раз – по вопросу соратника Олега Ляшко из Радикальной партии – Андрея Лозового. Нас ждет новый раунд словесных баталий, взаимного сарказма и неповторимых фразеологических оборотов от Юрия Витальевича. Судя по первым двум заседаниям, на большее пока рассчитывать не приходится.

Loading...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *