Loading...

Тріумф кухарок і Покоління незалежних

Їх українським ровесникам не довелося жити в епоху монументальної стабільності. Вони народилися за Кравчука, пішли в школу при Кучмі, почали закохуватися при Ющенку. Повістки в армію для них скасував Янукович, який відмовився від призову. А потім стався Майдан і війна.
І якщо російська молодь виросла в гнізді левіафана, то українська з дитинства звикала до того, що держава – умовна. Тому що перші двадцять три роки її імітаційного існування привели до того, що ми стали сприймати девіацію як норму. І навпаки.

Отрицательная селекция

Во многом это произошло из-за тех людей, которых мы по инерции называем политическими элитами.

Для многих из них сама идея независимости была нужна лишь потому, что позволяла закрепить за Украиной статус закрытого акционерного общества. Собственно, в 1991 году идея независимости была поддержана украинской компартией не под давлением национально-освободительного движения (которое, в отличие от стран восточной Европы, в Украине было слабым и уж точно не повсеместным), сколько под влиянием конъюнктуры: многие хотели сменить статус директора на статус собственника и принимать решения без оглядки на Москву.

Украинская политика за редким исключением была имитационной.

“Левыми” назывались сторонники Москвы. “Правыми” –  сторонники этнического проекта. Поведение одних и других приучало обывателя к мысли, что коррупция – норма. Что стандарт успешности определяется маркой автомобиля. Что закон не обязан иметь ничего общего со справедливостью.

И эта ситуация травмировала общество куда глубже, чем все экономические негаразды. Просто потому, что экономика – это лишь “софт”, а “хард” –  это система общественных взаимоотношений. А именно эта система была сломана и искажена – вкупе с понятием “нормы”.

Белое и черное

При этом двадцать три постсоветских года шел процесс украинизации Украины. Идеологическая диффузия шла с запада на восток. Любые разговоры про “электоральный раскол страны” смешны именно потому, что в том же 1991 году никакого раскола вообще не существовало: на первых президентских выборах “украинский Вацлав Гавел” –  Вячеслав Черновол – смог одержать победу лишь в трех западноукраинских областях. Спустя тринадцать лет – во время первого Майдана – страна делилась уже пополам. А с началом войны процесс обретения страной самой себя ушел далеко на восток.

Но тот факт, что после аннексии Крыма и вторжения на Донбасс общество начало договариваться о собственном прошлом – еще не решает всех проблем. Потому что теперь предстоит решать куда более масштабную задачу: договариваться о понимании добра и зла.

Что считать коррупцией? Виноват тот, кто дает или тот, кто берет? Начиная с какого размера взятка превращается в кислотную среду, растворяющую общественное благо? Можно ли изменить систему? “Все одинаковые” или все-таки не все? Вдобавок, советская этика приучила человека к  тому, чтобы называть “стукачеством” любую жалобу на нарушение закона. А формула “все ради семьи” стала считаться универсальным оправданием для компромиссов с совестью.

“Тут так заведено” –  традиция повседневного поведения исказила представление в обществе о том, что считать нормой, а что – ее нарушением.

Украинские элиты легитимизировали коррупцию и идею превращения коллективного блага в персональное. И в тот момент, когда само существование государства из-за войны оказалось под вопросом, выяснилось, что в стране тотальный кадровый голод. А те, кто решил затыкать кадровые дыры за счет собственных карьер – оказались в ловушке.

Триумф кухарок

Оказалось, что украинские граждане – носители самых жестких антиэлитарных настроений. С одной стороны, это обусловлено исторически: украинские земли в разные эпохи были частью чужих империй, а потому категория “права” и “закона” воспринималось как нечто чуждое, обслуживающее интересы метрополии.

Любой носитель должности и полномочий всегда выступал как представитель интересов условного “поработителя”.

С одной стороны, именно этот исторический опыт стал причиной того, что у украинцев всегда была протонация: противостоять чужой вертикали можно лишь за счет объединения на горизонтальном уровне.

С другой стороны, отсутствие опыта госстроительства дало о себе знать в тот момент, когда украинское государство появилось на свет. Потому что фронда по отношению к любому начальнику никуда не делась. А за последние четверть века – лишь усилилась.

В итоге, нормой считается ситуация Майдана – когда все равны друг другу, а каждый – самому себе. Но как только приходит время переделывать горизонталь в вертикаль – начинаются проблемы.

Каждый, кто решит перейти из категории “один из нас” в статус распорядителя коллективным ресурсом – сиречь, “элит” – очень быстро оказывается в роли изгнанника.

Сама идея “заниматься политикой” воспринимается как нечто постыдное. И уж точно не воспринимается как нечто, связанное с попыткой “обустройства жизни”.

Неприязнь и недоверие к вертикали рождает условия, в которых отрицательный отбор будет лишь продолжаться. Потому что украинец не хочет платить высокие зарплаты чиновникам, отменяя саму возможность прихода во власть тех, кто не станет воровать. Предпочитает высмеивать политиков, а не вчитываться в программы. Раз за разом голосует за кухарок, чтобы потом удивляться тому, что они плохо управляют государством.

Злая ирония в том, что перемены возможны. Война ставит перед страной совершенно иной масштаб задач, для решения которых нужны новые люди с новыми подходами.

Но если в России молодежь выходит на улицы потому, что социальные лифты заколочены элитами, то в Украине она сидит по домам, потому что публичная политика порицается “низами”. В итоге, в политику вновь идут лишь те, чьи аппетиты прямо пропорциональны их же толстокожести.

Страна стала заложницей собственных традиций: недоверия и скепсиса, цинизма и близорукости. “Все одинаковые”, “массовые расстрелы!”, “больше всех надо?” – рецепты и реакции не меняются вот уже третье десятилетия.

Старая как мир история про клетку с обезьянами и банан. Когда приматы бросаются к фрукту – их окатывают ледяной водой. За несколько повторений они вырабатывают в себе условный рефлекс и во избежание коллективной экзекуции бросаются с кулаками на новоприбывших, если те попробуют добраться до еды. Через несколько ротаций в клетке может не остаться никого, кто бы помнил, почему нельзя трогать банан, но никто даже не рискнет двинуться в его сторону.

Потому что тут так заведено.

Павел Казарин, для УП

 

Loading...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *